САПР и графика, Спецвыпуск/2003 2003

Курганхиммаш: рецепты автоматизации

Интервью с заместителем генерального директора по развитию ОАО Курганхиммаш В.А. Осиным и руководителем группы САПР А.А. Белобородовым

Не позавидуешь руководителю ИТ-службы того предприятия, которое выбирает сегодня программное обеспечение для автоматизации своей деятельности. Задачи очень разнообразны — это и управление ресурсами, и бухгалтерия, и конструкторско-технологическая подготовка производства, и электронный документооборот... Предложений со стороны фирм-поставщиков ПО довольно много, но разобраться в том, действительно ли конкретные решения применимы на данном предприятии, действительно ли они дадут в обозримом будущем экономический эффект — очень непросто.

Безусловно, невозможно дать 100% надежный рецепт подбора подобных систем. Однако познакомиться с опытом других предприятий, уже прошедших этапы выбора и внедрения, наверно, стоит. Не зря говорят, что надо учиться на чужих ошибках...

А начиналось все почти как в детективе. Несколько лет назад руководство компании АСКОН (компания занимается разработкой и внедрением интегрированных решений в области автоматизации подготовки производства) узнало, что в некоторых конструкторско-технологических подразделениях известного зауральского предприятия «Курганхиммаш» специалисты активно используют нелицензионное программное обеспечение КОМПАС. Первая реакция была, естественно, очень эмоциональной — в Курган ушло гневное письмо. Как и следовало ожидать, из взаимной конфронтации ничего хорошего не вышло. Надо отметить, что курганское представительство компании АСКОН ранее уже вело переговоры о поставках систем КОМПАС на «Курганхиммаш». Подобное противостояние могло привести к полному разрыву отношений и к существенным потерям для обеих сторон.

Однако, разум возобладал над эмоциями. Большую роль в процессе сближения позиций сыграли заместитель генерального директора по развитию ОАО «Курганхиммаш» Владимир Анатольевич ОСИН и руководитель группы САПР Александр Александрович Белобородов. Мы решили побеседовать с ними, обсудить как проблему нелицензионного программного обеспечения, так и, в целом, проблемы автоматизации деятельности предприятия.

Редакция (Р): Какова сегодня Ваша позиция по отношению к использованию нелицензионного ПО?

В.А. Осин (В.О.): Безусловно, использование такого программного обеспечения на предприятиях, тем более таких крупных, как наше, недопустимо. И дело не только в юридической стороне вопроса (об этом мы поговорим позже).

Практически все предприятия, которые в свое время начинали автоматизацию, прошли через этап пиратского ПО. На рабочих местах конструкторов сначала стояли различные (кто где смог достать) копии AutoCAD, затем появилась и отечественная система КОМПАС.

Однако нам стало ясно, что такая «автоматизация» экономически невыгодна. Казалось бы, парадокс, ведь затраты на оснащение нелицензионными системами совсем невелики? Но это только на первый взгляд. Используя отдельные рабочие места САПР, мы получаем как максимум только замену обычных кульманов на электронные, пусть даже с возможностями трехмерного проектирования. Что же мы теряем?

Системы проектирования — это серьезный и довольно сложный инструмент, которым надо научиться владеть. Лишь немногие конструкторы и технологи (и в основном молодые, не обладающие пока необходимым опытом и знаниями в профессиональной области) могут самостоятельно освоить все возможности постоянно усложняющихся систем. Большинство, к сожалению, ограничивается только приобретением поверхностных знаний. Самостоятельные неграмотные настройки системы на локальных рабочих местах приводят к тому, что обмен данными даже внутри одного предприятия очень затрудняется, также серьезные проблемы возникают и при передаче данных между предприятиями, выполняющими работы над одним проектом. Это — прямые экономические потери.

А. А. Белобородов (А.Б.): Я думаю, далеко за примером ходить не надо. Рекомендую нашим читателям почитать, например, Интернет-конференцию на сайте www.autocad.ru, раздел «Разное», а в нем тему «Сизифов труд». Там ярко видно, к чему может привести неграмотная работа, подчеркиваю, в любом графическом пакете. Эффективно использовать систему можно только после проведения специального обучения, при наличии технической поддержки со стороны поставщика или его представителей. Особенно важна роль администратора системы, который разрабатывает, внедряет и «сопровождает» основные правила и приемы работы с системами. Жизнь очень разнообразна, и невозможно в одном печатном руководстве описать все проблемы, с которыми сталкиваются пользователи и администраторы. Особенно это касается коллективной работы в сети. Понятно, что в случае отсутствия лицензий мы лишены и технической поддержки, и своевременных обновлений, и возможности обучить своего администратора. Например, AutoCAD со взломанной защитой очень часто «падает» в процессе работы, в «ломаном» КОМПАСе часто происходили проблемы с нормальным выводом чертежей на бумажные носители. И это далеко не все примеры ненормальной работы нелицензионного ПО. Выполняя с использованием такого программного обеспечения серьезную работу, которая постоянно пропадает, мы не сможем завершить ее в срок с требуемым качеством. Это — прямые экономические потери от внеплановых остановок работы.

В.О.: Сегодня многие предприятия участвуют в различных конкурсах (тендерах) как внутри страны, так и за рубежом. Как Вы думаете, кого предпочтет потенциальный заказчик — предприятие, оснащенное системами «неизвестного происхождения», или же обладающее лицензионным программным обеспечением и сертифицированными пользователями? Ответ, я думаю, ясен. А это (как, кстати, и репутация компании) и есть экономическая выгода. Сейчас отечественные компании стремятся сертифицировать свое производство согласно системе стандартов ISO 9001. Одним из условий получения сертификатов является использование лицензионного программного обеспечения. Сертификация нужна предприятию не сама по себе — она помогает получить новые выгодные заказы от зарубежных партнеров. Как пример, приведу заказ Газпрома на поставку оборудования для обустройства Вынгояхинского месторождения на сумму свыше 150 млн. руб. Выиграть этот тендер нам помогло как раз наличие этого сертификата и возможность подготовки технической документации и производства в минимальные сроки.

Мне кажется, нельзя сбрасывать со счетов и психологический аспект. Если сотрудники компании видят, что предприятие оснащает их рабочие места «по-честному», если дает им возможность освоить системы на специализированных курсах, то и отношения между коллективом и руководством переходят на совсем иной уровень. Возникает взаимное уважение, улучшается психологический климат, и, как следствие, растет производительность труда. Для руководства предприятием обучение дает еще и возможность повысить профессиональные навыки своих сотрудников — скорость и качество работ увеличивается, что неизбежно ведет к сокращению сроков проектирования. Здесь я также усматриваю наличие экономической выгоды.

А.Б.: Еще одна не менее, а иногда даже более серьезная проблема. Многие пользователи не осознают опасности, скрывающейся в хорошо работающей, да к тому же еще и недорогой версии того или иного продукта. Гарантии того, что программа не содержит вредоносных кодов и модификаций и при этом адекватно выполняется, практически равны нулю. Кто знает, чем может оказаться «начинен» подобный продукт, пройдя сквозь длинную цепочку взломщиков? Если для частных пользователей потеря данных не сулит огромных неприятностей, то крупная компания рискует потерять информацию, в том числе — конфиденциальную. По оценке аналитического центра антивирусной «Лаборатории Касперского» общий мировой ущерб от несанкционированного доступа к сайтам и компьютерам различных компаний (посредством проникновения вирусов) составил в 2002 году около 14,5 млрд долларов. Сегодня Е. Касперский отмечает, что изменился характер этих вирусов — физический ущерб жестким дискам стал не главной задачей хакеров, главное теперь — похищение информации (Источник — журнал CIO, №2,2003). Это, как Вы понимаете, тоже прямые экономические потери. Легальные пользователи, я считаю, защищены гораздо более надежно.

В.О.: И, наконец, аспект юридический. Не секрет, что в предверии вступления России в ВТО активизировало свою деятельность известное управление «Р». Нам уже известны случаи (в Москве, Самаре и Самарской области), когда у предприятий, активно использовавших пиратское ПО, возникали серьезные «трудности в работе». Проверки, составление отчетов, оправдательных бумаг, а часто и судебные разбирательства неизбежно ведут к замедлению деятельности руководящего звена предприятия.

А.Б.: Кстати, хочу привести цитату из обращения к читателям главного редактора журнала «СAD/CAM/CAE Observer» Ю.Суханова: «...Проверка легальности используемого типографией софта происходит тогда, когда в производство запускают именно ваш журнал...». Это было сказано как шутка (аналогично закону Мерфи), однако в каждой шутке, как мы знаем, есть доля правды. Здесь экономические потери возникают как у исполнителя (типографии), так и у заказчика (редакция).

Р: Расскажите, пожалуйста, о тех целях, которые вы преследовали, начиная работы по автоматизации.

В.О: Наша главная цель — прозрачность нашего бизнеса для постоянного контроля за всеми процессами. Нам необходимо получать точную информацию для оперативного принятия управленческих решений, необходимо иметь всесторонний контроль за ходом производства, повышать качество продукции и ее конкурентоспособность, а также выходить на международный рынок инвестиций.

Нужны ли преобразования? Мы и так достаточно известны в своей отрасли. Однако в условиях рыночных изменений, которые стали сегодня реальностью, мы начали ощущать конкуренцию со стороны других предприятий аналогичного профиля.

Нас сегодня интересует также переход от «индивидуальной» автоматизации к организации коллективной работы над проектами, если говорить более конкретно об автоматизации деятельности по разработке и подготовке производства изделия.

Р: Большие ИT-проекты поначалу весьма затратны, нельзя получить «все и сейчас», какие же этапы или приоритеты Вы определили для себя на этом пути?

В.О: Конечно, невозможно эти задачи решить мгновенно. Нам пришлось выбирать те приоритетные направления, которые, по нашему мнению, должны дать достаточно быструю отдачу. Мы провели определенные исследования, и вот что они показывают.

Деятельность промышленного холдинга и предприятий, его образующих, делится на три вида:

  • производственную;
  • учетную;
  • интеллектуальную.

Временные и материальные издержки, связанные с каждым видом деятельности, делятся в следующей пропорции: не менее 70% затрат приходится на производственные функции, 10% — на учетные и 20% — на интеллектуальные функции.

Виды деятельности Производственная Учетная Интеллектуальная
Затраты 70% 10% 20%
Технологии и программные продукты Системы автоматизации подготовки производства (CAD/CAM/CAE/PDM) ERP-системы Управление знаниями

Как видно, наибольшего эффекта можно добиться, сокращая издержки на этапах разработки, подготовки производства и выпуска изделия.

Автоматизация промышленного предприятия является основным средством повышения эффективности его деятельности и снижения издержек. Следовательно, автоматизация деятельности по разработке и подготовке производства изделия с целью сокращения времени выполнения заказов является первоочередной задачей для машиностроительного предприятия.

Эта работа предполагает создание внутри предприятия и даже внутри холдингов в целом единого информационного пространства (ЕИП). Принципы работы конструкторско-технологических служб претерпевают при этом существенные изменения. Как показывает опыт, на непосредственное «вычерчивание» инженер-проектировщик тратит не более 20-30% своего рабочего времени. Существенно больше он затрачивает на обдумывание конструкции, на поиск аналогов, на поиск, изучение и подбор комплектующих. Если же предприятие выпускает типовые конструкции, то непосредственный выпуск конструкторской и технологической документации занимает еще меньше времени, т.к. основное время затрачивается на доработку уже имеющихся типовых решений. Здесь на первый план выходит удобство и быстрота поиска ранее разработанных изделий и проектных решений.

В качестве примера хотелось бы привести диаграмму (рис.1), в которой отображаются затраты времени (в часах) на разработку документации до и после внедрения специализированных программ и создания ЕИП. Как мы видим, на поиск аналогов, расчет и отрисовку стандартного теплообменного аппарата типа ТП конструктор и технолог, пользуясь едиными электронными базами данных предприятия и специализированными расчетными приложениями (такие возможности появились у нас к 2002 году), затрачивают в 2-3 раза меньше времени, чем когда они работали только с базовым графическим редактором (2000 г).

Затраты времени на разработку
Затраты времени на разработку

Подобные соотношения справедливы и для других изделий и компонентов, а также для других предприятий и компаний. Например, осуществляя проработку экономической эффективности внедрения программных средств и проводя поиск информации, мы встретили следующие данные.

Внедрение автоматизированных систем КОМПАС для управления информацией об изделии в НПП "Проект-техника» (г. Москва) привело к следующим результатам:

  1. Сокращение времени на поиск документов в 10 раз.
  2. Сокращение времени на разработку нового изделия в 14 раз за счет проектирования на основе прототипа.
  3. Сокращение времени проектирования некоторых деталей в 15-20 раз за счет использования специализированных САПР.
  4. Сокращение издержек на доводку конструкции в 10 раз за счет технической достоверности документации.
  5. Уменьшение срока создания отчетов по изделию (ведомости спецификаций, покупных и стандартных изделий, материалов и т.д.) в 50 раз.

При этом любые изменения в подборе комплектующих по конструктивным и экономическим соображениям приводят к изменению в составе изделия. Это дает возможность еще в процессе проектирования «на лету» рассчитать затраты на подготовку производства.

Тут не обойтись без внедрения системы управления инженерными данными об изделиях (PDM). Единые базы данных и базы знаний — неотъемлемые компоненты такой системы.

Мы пришли к пониманию того, что к вопросу автоматизации нужно подходить комплексно и очень взвешенно. Что это означает? Можно потратить огромные средства на приобретение отдельных, возможно даже самых лучших в своей области, систем, и затем потерять все на попытках связать их, пытаясь свести все данные в единое информационное пространство.

Если использовать аналогию с нашей профессиональной областью, то можно представить программный комплекс в виде установки для получения некоего химического продукта, тогда отдельные конструкторско-технологические модули — это емкости, а PDM-система — трубопроводы, насосы и контрольно-измерительная аппаратура (рис.2):

Программный комплекс
Программный комплекс

Ясно, что «пропускная способность» этих «трубопроводов» должна быть оптимальной. Слишком большой «диаметр" — избыточная функциональность PDM-решения — очень усложняет процесс настройки, конфигурирования системы и, следовательно, ее внедрения. Сам процесс внедрения затягивается и обходится предприятию слишком дорого. Некоторые поставщики зарубежного программного обеспечения предлагают свои модели комплексного решения, однако соотношение стоимость/эффективность для нас очень велико. Кроме того, и внедренческие услуги по таким системам очень и очень недешевы, внедрение часто требует серьезных, иногда радикальных изменений во всех бизнес-процессах.

С другой стороны, недостаточная функциональность или узкоспециализированная направленность системы еще хуже. Невозможность передать данные из системы в систему в нужных нам форматах, необходимость программирования большого количества «индивидуальных» модулей для связей CAD/CAM/CAE систем приводят к неизбежным потерям и снижают экономическую эффективность бизнеса в целом.

Р: Как Вы считаете, какую роль в процессе автоматизации играет человеческий фактор?

В.О: Ответ простой — самую главную. Причем важны как позиции руководства по отношению к этим процессам, так и готовность персонала работать «по новым правилам».

Начнем «сверху». Сегодня многие предприятия России и, в частности, нашего региона, не только изменили форму собственности, превратившись в акционерные общества, но и поменяли своих хозяев. Новые собственники активно развивают сотрудничество с зарубежными партнерами, меняют направления сотрудничества внутри страны. Это требует постоянного контроля за производственными процессами, за выполнением заказов, за потоками продукции, материалов и комплектующих. Новые руководители в своем большинстве не только осознают необходимость вложений в эту область деятельности, но и готовы инвестировать в ИТ-проекты 3-5% доходов предприятия (эти цифры характерны для западного бизнеса, но в принципе верны и для нас).

Однако с нижестоящими сотрудниками не так все просто. Проблемы внедрения современных программных средств проектирования, технологической подготовки производства, документооборота можно разделить на две части.

Во-первых, существуют возрастные проблемы освоения новых технологий. Здесь, как мы говорили ранее, не обойтись без курсов переподготовки сотрудников среднего и старшего возраста. Их бесценный профессиональный опыт и знания не должны пропасть даром, нужно дать им возможность применять эти знания на новом уровне.

Во-вторых, приходится преодолевать уже сложившиеся производственные и личные отношения. Многие сотрудники, чувствуя, что «не впишутся» в новые бизнес-процессы, сознательно или подсознательно препятствуют их внедрению. Если проводить исторические аналогии, можно вспомнить средневековое (Англия) движение «луддитов», которые яростно протестовали против внедрения в производство недавно изобретенных паровых машин. Конечно, никто не разрушает компьютеры и не бьет мониторы, однако противодействие ощущается вполне отчетливо. В одном из журналов по ИТ подобную ситуацию описал в своем интервью Леонид Ухлинов, начальник Управления спецтехники и автоматизации таможенных технологий ГТК РФ: «...А вот начальники таможен не всегда понимают необходимость перехода на новые технологии. В этих случаях мы ведем с ними соответствующую работу. Вызываем, разъясняем. В конце концов, даже применяем «непопулярные меры». Одним словом, административный ресурс пока еще является одним из основных при внедрении ИТ». Как говорится, ни убавить, ни прибавить....

Р: Скажите пожалуйста, кто, на ваш взгляд должен работать в ИТ-подразделениях промышленного предприятия — «производственники» или «компьютерщики"?

В.О: На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Дело тут не в прежней профессии человека и его квалификации. Кстати говоря, некоторые наши соседи по Кургану попали в неприятную ситуацию — в ИT-службу предприятия были приглашены специалисты по конкретным производственным процессам (технологи, проще говоря); они выбирали конструкторские и технологические САПР, исходя из своих узкоспециализированных предпочтений. В итоге они столкнулись с тем, что системы живут «сами по себе», а все остальные процессы — сами по себе. И не пересекаются. Ни о каком едином информационном пространстве речь у них не идет.

С другой стороны, нельзя полностью опираться и на опыт тех специалистов, которые всю жизнь занимались только АСУ (когда еще и САПРов-то никаких не было). Эти люди достаточно далеки от проблем конкретных пользователей на конкретных рабочих местах в КБ и ОГТ.

Нужны взвешенные кадровые подходы, другой путь решения этой задачи.

Р: Насколько мы поняли, вы как раз и решили пойти по иному пути?

В.О: Да, мы собрали команду профессионалов, которые имеют как большой опыт внедрения АСУ предприятия, так и опыт обкатки различных систем САПР во время опытной эксплуатации. Я считаю, что эти специалисты обладают достаточно широким взглядом на проблемы автоматизации. Они представляют все информационные потоки как внутри предприятия, так и при организации внешних связей, представляют схему документооборота. Мы стараемся, насколько возможно, внимательно прислушиваться к мнению инженеров-проектировщиков.

Р: На каких же решениях вы остановились?

В.О: Я уже рассказывал вам о наших контактах с компанией АСКОН. После некоторого периода «охлаждения» в наших отношениях эти контакты возобновились. Действительно, был период нелицензионного использования продуктов КОМПАС (он, кстати, закончился). Но ведь это говорит о том, что программное обеспечение КОМПАС реально помогает конструкторам и технологам в их работе. Ведь никто насильно КОМПАС не навязывал. Люди прошли и через AutoCAD, и через другие системы, а остановились на КОМПАСе.

Вообще говоря, я уже давно слежу за развитием этой компании, тем более что в нашем городе у нее есть региональный офис. Я считаю, что сегодня эта команда уже выросла из поставщика отдельных, как у нас говорят, «коробочных» решений, в системного интегратора, которому по силам провести комплексную автоматизацию предприятия.

Поэтому сейчас мы активно сотрудничаем, оснащая наши конструкторско-технологические подразделения различными системами КОМПАС. В настоящее время у конструкторов установлено 50 рабочих мест КОМПАС-ГРАФИК(из них 21 рабочее место включает трехмерный моделлер КОМПАС-3D), у технологов — 20 рабочих мест КОМПАС-АВТОПРОЕКТ. В сетевом варианте мы используем различные прикладные библиотеки семейства КОМПАС (Машиностроительную библиотеку, Проектирование трубной решетки, Библиотека сосудов и аппаратов, Справочник материалов, Проектирование спецификаций, САПР КОМПАС-ШТАМПи другие). Мы также сделали первые шаги к организации единого информационного пространства, внедрив систему электронного архивирования и документооборота КОМПАС-МЕНЕДЖЕР 5 (50 рабочих мест). Процесс внедрения у нас идет планомерно, мы рассчитываем на постепенное увеличение количества лицензий этих систем.

Р: Вы пользуетесь только готовыми продуктами, или же что-то делаете для себя сами?

А.Б.: Как и на любом предприятии, у нас существуют свои специфические задачи, утвержденные и давно применяемые схемы и методы расчетов, некоторые особенности оформления документации. Поэтому, естественно, наши программисты в сотрудничестве с конструкторами и технологами разработали и внедрили собственные прикладные модули, работающие на основе КОМПАС и использующие мощный набор средств КОМПАС-API (среда разработки собственных приложений). Это, например, «Днища эллиптические», «Патрубок», «Прокладки овальные и восьмиугольные», «Библиотека построения обозначения сварного шва», модуль «Создание состава проекта» для КОМПАС-МЕНЕДЖЕР 5 и ряд других.

Есть также ряд мини-САПР для внутреннего использования, библиотеки, создающие чертежи и спецификацию, графику, таблицы на основании введенных данных и расчетов, расчет массы сложных деталей и т.п. Большинство из них совсем невелики по объему, просты в использовании, однако их значение трудно переоценить — они в разы облегчают работу, ускоряют выпуск документации, гарантированы от ошибок, связанных с человеческим фактором (усталость, плохое настроение и т.д.). Наши специалисты работают в тесном контакте как с курганским представительством компании АСКОН, так и с головным подразделением разработки в подмосковной Коломне.

Р: Просчитывали ли Вы примерные сроки окупаемости проектов автоматизации вашего предприятия? Насколько близки оказались ваши расчеты к реальной ситуации?

В.О: Конечно, приближенные прикидки мы делали. Вообще, ни один серьезный руководитель не будет делать больших финансовых вливаний без составления предварительного бизнес-плана. Мы учитывали и стоимость программного обеспечения, и затраты на внедрение и обучение персонала, оценивали временные потери на период освоения систем и наработку (перевод в электронный вид) часто используемых конструкторско-технологических решений. Эти затраты принято называть «стоимостью владения комплексом». Было ясно (и это подтверждал опыт других предприятий), что в первые полгода-год прямой отдачи мы не получим. Однако это тот самый период «первоначального накопления», когда у людей появляется опыт работы, и самое главное, вкус и ощущение мощи и новизны.

Надо заметить, что пока в России очень мало реальных данных (в цифровом выражении) о расчетах экономической эффективности внедрения современных информационных технологий на промышленных предприятиях. В основном доказательство идет на уровне эмоций и общих слов. Однако кто ищет — тот всегда найдет. Наши аналитики нашли данные о подобных расчетах на одном из предприятий транспортного машиностроения. Оно выпускает специальные тракторы и другую дорожную технику.

Данные эти очень интересны и показательны. Вдаваться подробно в расчеты я сейчас не буду, но укрупненно все выглядит следующим образом:

  1. Основная продукция этого Предприятия — трактора для лесозаготовительной отрасли, особенностью которых являются повышенные требования к надежности подвески. Объем производства — 1 000 тракторов в год. Объем продаж — 600 млн. руб. в год. По результатам проведенных маркетинговых исследований принято решение разработать и освоить выпуск трактора на колесной тяге. Это позволит увеличить объем производства на 30%.
    Основной проблемой является длительный срок подготовки производства, составляющий 18 месяцев. Максимально допустимый срок подготовки производства — 9 месяцев. Оптимальный — 3 месяца.
    НИР, ОКР и конструкторскую подготовку производства (КПП) выполняет Головное Специализированное Конструкторское бюро (ГСКБ) при Предприятии. Технологическую подготовку производства (ТПП) выполняет отдел главного технолога Предприятия.
  2. Поэтапное внедрение в ГСКБ и ОГТ Предприятия автоматизированных систем проектирования и организация единого информационного пространства (ЕИП) позволит получить дополнительный экономический эффект за счет сокращения сроков освоения и увеличения периода производства и реализации продукции.
  3. Внедрение ИТ разбито на 3 этапа:
    Содержание этапа Затраты Эффективность внедрения
    Внедрение САПР и организация ЕИП в ГСКБ. Затраты на проведение 1 этапа (оснащение программным обеспечением 30 рабочих мест конструкторов и организация ЕИП в ГСКБ Предприятия) составят 2144 тыс. руб. По предварительным оценкам, в результате сокращения длительности этапов НИОКР и КПП срок освоения новой продукции сократится до 12 месяцев. снижение срока освоения на 0,5 года и увеличение периода производства и реализации продукции на 0,5 года при внедрении ИТ позволит получить дополнительный экономический эффект в размере 20000 тыс. руб., который уменьшает срок окупаемости капитальных затр.
    Внедрение САПР и организация ЕИП в ГСКБ. Внедрения САПР техпроцессов в ОГТ. Затраты на проведение 1 и 2 этапа (оснащение программным обеспечением 30 рабочих мест конструкторов и организация ЕИП в ГСКБ Предприятия; оснащение программным обеспечением 30 рабочих мест технологов в ОГТ) составят 3584 тыс. руб. Снижение срока освоения на 9 месяцев и увеличение периода производства и реализации на 9 месяцев при внедрении ИТ позволит получить дополнительный экономический эффект в размере 30000 тыс. руб., который уменьшает срок окупаемости капитальных затрат.
    Внедрение САПР и организация ЕИП в ГСКБ. Внедрения САПР техпроцессов в ОГТ. Организация ЕИП на Предприятии Затраты на проведение всех этапов (организация ЕИП на Предприятии) составят 5024 тыс. руб. Снижение срока освоения на 1 год и 3 месяца и увеличение периода производства и реализации на 1 год и 3 месяца при внедрении ИТ позволит получить дополнительный экономический эффект в размере 50000 тыс. руб., который уменьшает срок окупаемости капитальных затрат

Конечно же, невозможно рассчитать все безошибочно, жизнь вносит свои коррективы. Однако соотношения «затраты/эффективность внедрения» справедливы и для нас.

Используя различные специализированные приложения, накапливая заводские базы данных, уже к концу первого года эксплуатации мы вышли на чистую прибыль. Это показано на рис.3.

Прибыль
Прибыль

Р: До сих пор мы говорили с Вами, в основном, все же об автоматизации деятельности на рабочих местах конструкторов и технологов, пусть даже и работающих в сетевом варианте. Однако Вы сами заметили, что вам нужна комплексная автоматизация. Что делается в этом направлении, как компания АСКОН участвует в этом процессе?

А.Б.: Безусловно, работа идет, и работа серьезная. Я не зря заметил, что наша команда готова уже сегодня выполнить задачу системного интегрирования решений CAD/CAM, системы управления инженерными данными (класса PDM/PLM), а также системы управления ресурсами (ERP). Основными отличительными признаками PDM-системы корпоративного уровня должны быть, на наш взгляд, следующие:

  1. Система основана на универсальных принципах сетевого взаимодействия (IP-адресация, независимость от физических характеристик среды передачи сигнала, глобальный охват).
  2. Пользовательский интерфейс системы интегрирован со средствами просмотра Web-страниц.
  3. Система независима от географического расположения сервера баз данных, серверов может быть несколько, база данных при этом получается распределенной.
  4. В системе в полном объем реализована функция управления составом изделия, включая технологические данные по производству самого изделия.
  5. В системе в полном объеме реализована функция управления изменением состава изделия.
  6. Система поддерживает множество взаимозависимых и взаимоувязанных спецификаций изделия (ведомости материалов, конструкторские, технологические, заказные спецификации, спецификации на покупные изделия, спецификации поставок и т.д.).
  7. В системе имеется многоуровневый механизм управления атрибутами, настраиваемый на конкретный состав задач по управлению тем или иным узлом, агрегатом или даже изделием в целом.
  8. В системе имеется полнофункциональный модуль Workflow.
  9. В системе реализована визуализация трехмерных сборок и двухмерных чертежей.
  10. Система поддерживает групповую работу над проектом с разграничением прав доступа.
  11. Система интегрирована с различными системами трех- и двумерного проектирования, технологической подготовки производства, а также системами управленческого и финансового учета и другими корпоративными приложениями.
  12. Система обеспечивает надежное и безопасное хранение данных.
  13. Система включает не только отдельные компоненты базовой функциональности, но и готовые настройки под отраслевую специфику, ориентированные не на специализированные рабочие места (конструктора, технолога, снабженца и пр.), а на сквозную бизнес-цепочку.

На российском ИТ-рынке представлены различные PDM-системы корпоративного уровня, отвечающие большинству из указанных требований и разработанные ведущими мировыми производителями. Вместе с тем практика внедрения данных систем на российских предприятиях добавила еще несколько дополнительных требований к корпоративной PDM:

  1. PDM-система не должна быть разработана под «родной» CAD-пакет.
  2. PDM-система должна легко настраиваться и внедряться, а компания-разработчик должна обладать достаточным для внедрения кадровым потенциалом.
  3. PDM-система не должна быть избыточной в целом или на рабочих местах и иметь в связи с этим большую стоимость и сложность в изучении.

Выходная информация PDM-системы должна быть совместима с видом представления информации смежных организаций.

Что касается экономической эффективности внедрения PDM-системы, мне хотелось бы привести приближенные расчеты, сделанные специалистами фирмы «Архисофт» (журнал «САПР и Графика»).


Другие статьи...

Вход на сайт

E-mail:
Пароль:
  Я не помню пароль.

Восстановление пароля

E-mail:
На указанный при регистрации email будет отправлено письмо с паролем